Что такое лутбоксы, и чем они опасны?

Ноябрь 5, 2018 2 Автор admin

Многие страны опасаются, что между казино и условной Dota 2 стёрлась граница и разработчики нагло выманивают у геймеров деньги. Россия в числе тех, кому всё равно. Разбираемся почему.

С конца 2017 года в СМИ муссируется такое явление в видеоиграх как лутбоксы. Лутбокс — это, например, виртуальный сундук за настоящие деньги, в котором есть ценные и бесполезные внутриигровые предметы. Узнать наперёд, какой именно выпадет, невозможно. Поэтому есть риск потратить кучу денег, пока в инвентаре не окажется необходимое или не опустеет бумажник.

Виртуальная рулетка

Многие страны видят в работе лутбоксов признаки азартной игры. Власти исследуют механику и пытаются определить её законность или незаконность. Некоторые опасаются, что между казино и условной Dota 2 стёрлась граница и разработчики нагло выманивают у геймеров деньги. Если так, то как защитить взрослых и детей?

Это тренд, и в СМИ регулярно появляются сообщения о том, что та или иная страна обратила внимание на проблему и приступила к её изучению. Однако ни в одной из этих публикаций не упоминается Россия.

В лутбоксах прослеживаются признаки азартных развлечений, но утверждать, являются ли они таковыми, берётся не каждый. Для прояснения этого момента в середине сентября 15 стран, включая Австрию, Чехию и Испанию, создали специальный альянс. Заодно союз решил привлечь внимание разработчиков к проблеме сайтов-казино, где дети и взрослые ставят на кон предметы, полученные из “кейсов”.

Монополист и самая крупная игровая площадка Steam провоцирует геймеров тратить реальные деньги на внутриигровые предметы с расчётом на последующую их перепродажу на официальной торговой площадке. Что немудрено, ведь 15% от каждой сделки достаётся магазину. Активнее всего игроки торгуют скинами для оружия из шутера Counter-Strike: Global Offensive. Цены на эти “фантики” варьируются от нескольких рублей до сотен тысяч. Так, в играх вроде Counter-Strike у людей появляется вполне понятная мотивация покупать “кейсы”: потратил 100 рублей на лутбокс, получил редкий предмет, продал за несколько тысяч.

Чёрный рынок игрового оружия

Правда, перевести эти деньги на банковский счёт нельзя. Во всяком случае, официально. Именно поэтому пользователи Steam прибегают к функционалу нелегальных онлайн-сервисов.

Допустим, я получил редкий скин Dragon Lore для винтовки AWP. Но я не хочу менять его на деньги, которыми не могу воспользоваться в полной мере. Поэтому я иду на сайт, который синхронизируется с моим аккаунтом в Steam, и продаю оружие специальной фирме, занимающейся перепродажей скинов. Но деньги за своё добро я получу не сразу, а только тогда, когда артефакт кто-то у этой фирмы купит. На сторонних торговых площадках предметы частенько уходят за большую цену, чем в Steam. Так, например, в начале этого года был продан скин снайперской винтовки AWP Dragon Lore за 61 000 долларов. Для сравнения: разные модификации реального такого оружия стоят от 4500 до 7000 долларов. Важно понимать, что этот рынок нелегальный и он никак не регулируется. С частных компаний нет и не может быть спроса.

Онлайн-казино для больших и маленьких

Но что, если у меня нет Dragon Lore, а есть простой скин “ЛАПКИ” за 5 долларов? Я могу разыграть его на сайте-казино, где в качестве ставок принимаются внутриигровые предметы. В теории, поставив на кон “ЛАПКИ”, я могу получить дорогой Dragon Lore. К категории “казино” такие сайты относят неспроста. Вероятность приумножить своё богатство, заложив скин, крайне мала. А соблазн выиграть — велик. Как и сторонние торговые площадки, подобные сайты никем не регулируются. А это значит, что в азартных играх могут увязнуть даже дети.

Ещё в 2016 году объём подпольного бизнеса составлял около $5 млрд. А к 2020 году он, по прогнозам американских экспертов, вырастет до 23 миллиардов.

Борьба за правду

Пока одни страны только исследуют проблему, некоторые уже с ней борются. Министерство культуры Китая ещё в 2016 году потребовало от разработчиков описывать содержимое лутбоксов и указывать вероятность выпадения предметов. Так, например, стало известно, что из “сокровищницы” Immortal в Dota 2 шанс выпадения редкого предмета составляет 25%, очень редкого — 14%, ультраредкого — 10%, космически редкого — 0,000004%.

Получается, для выбивания самого дорогого предмета необходимо совершить примерно 250 000 открытий. Весной этого года к борьбе с выманиванием денег присоединились Бельгия и Нидерланды. Летом из версий игр для этих стран начали исчезать платные лутбоксы, а в Steam запретили обмениваться предметами, перекрыв кислород сайтам-казино. В Южной Корее от разработчиков тоже требуют указывать шанс выпадения тех или иных предметов. Примечательно, что там уже есть прецедент, когда компанию оштрафовали за нарушение этого правила. В апреле 2018 года Федеральная торговая комиссия потребовала взыскать с компании Nexon 875 000 долларов за предоставление ложной информации о вероятности выпадения предметов из “кейсов” в шутере Sudden Attack.

Важно, что не все страны, изучившие проблему, выступили против лутбоксов. В июле французский регулятор азартных игр ARJEL отказался приравнивать “кейсы” и “сундуки” к азартным играм. Юридически они не могут этого сделать, поскольку лутбокс всегда несёт гарантированный приз в виде простых предметов.

Как к лутбоксам относятся в России?


Увы, Россия находится в числе стран, которые не у дел. Проблема регулярно поднимается на обсуждение игровыми СМИ, но власть не дала по этому поводу ни одного внятного комментария.

Тот же Роскомнадзор, который неоднократно порывался регулировать онлайн-игры, лутбоксы проблемой не считает. Его волнует только то, где висит вывеска “Казино”. Поэтому изредка в “бан” ведомства попадают не только обычные онлайн-казино, но и сайты, принимающие скины из Counter-Strike: Global Offensive. Оценить эффективность этого противодействия можете сами. Вбив в адресной строке Google “CS GO рулетка”, вы увидите десятки рабочих сайтов, где разыгрываются скины.

На ряд чётких вопросов Life о лутбоксах и сайтах-казино со скинами пресс-служба ведомства прокомментировала только последнее. Роскомнадзор заявил, что он внёс в реестр запрещённых сайтов 31 веб-страницу. Из них доступ был ограничен к 16 сайтам, ещё с 15 ресурсов была удалена противозаконная информация.

Дмитрий Пучков, блогер, публицист и в прошлом разработчик видеоигр, описал отношение российской власти к обсуждаемой проблеме довольно мрачно.

— Наше государство это не интересует, поскольку оно занято совсем другим. А тем временем в игрушках происходит суровейшая идеологическая обработка населения. За этим следить надо. У власти сидят взрослые люди, которые, с моей точки зрения, воспринимают игры за пустые забавы и детскую фигню, которая не заслуживает внимания, — заявил Пучков.

На вопрос о том, считает ли он лутбоксы азартной механикой сам, собеседник не дал прямого ответа, однако назвал это явление специфическим.

— На меня, как на взрослого человека, оно не действует, а на детей действует сильно. Контролировать это нужно. Регулировкой должно заниматься Министерство культуры, поскольку игрушки — это разновидность искусства, как и кино, например, — подытожил Дмитрий.

Юридическая сторона. Законно или нет?


Что касается законности лутбоксов. Юрист, с которым мы пообщались, заявил, что обсуждаемая механика не является азартным развлечением с точки зрения закона и не может регулироваться властью.

— Согласно действующему законодательству, азартная игра — это основанное на риске соглашение о выигрыше, заключённое двумя или более участниками либо с организатором азартной игры. Лутбоксы же представляют собой виртуальные предметы в видеоигре. Несмотря на элемент случайности в работе лутбоксов, их покупка всё равно является покупкой внутриигровых предметов, а не самостоятельной игрой с целью выигрыша, — заявил Владимир Старинский, управляющий партнёр коллегии адвокатов “Старинский, Корчаго и партнёры”.

Получается, в случае с российским законом разработчики априори защищены тем, что всегда дают геймерам утешительный приз. Если бы “кейсы” предлагали что-то или однозначное ничего, то спрос с игр имелся бы.

— Поэтому запрет на распространение подобных игр — излишняя мера. Вряд ли в ближайшее время российские власти будут предпринимать какие-то шаги в этом направлении. Скорее всего, российское законодательство последует европейскому опыту после того, как там будет этот вопрос решён, — подытожил юрист.

Физиологическая сторона вопроса. Как разработчики “взломали” мозг человека


Позиция разработчиков отличается. Например, Алексей Филатов, преподаватель дисциплины “Монетизация игр” в Высшей школе бизнес-информатики и один из руководителей компании, издающей онлайн-игры в России, сходу заявил о сходстве лутбоксов и азартных игр.

— Когда игрок взаимодействует с сундуком, у него в мозгу возникает азартная зависимость, аддикция. Она на физиологическом уровне заставляет игрока тратить реальные средства, чтобы достичь результата, — заявил Филатов и добавил: — В нашем мозгу существует нейромедиаторы, заставляющие нас переживать определённые эмоции. Чем сильнее эмоции, тем больше в нашу кровь выплёскивается нейромедиаторов. Человек запрограммирован так, что не может сопротивляться действию нейромедиаторов. Мы рабы мозга на физиологическом уровне, — поясняет разработчик.

Есть три нейромедиатора, которые отвечают за получение удовлетворения от достигнутой цели: дофамин, эндорфин, серотонин. Все три разработчики эксплуатируют в ходе создания лутбоксов.

— Самым популярным лутбоксом в истории человечества является “Киндер-сюрприз”. Видим яйцо — видим цель. Мозг думает: “В яйце что-то есть. Что-то необходимое”. Мы этого не видим, но оно есть. Вырабатывается дофамин. Открываем яйцо — видим предмет. Появляется удовлетворённость результатом — в кровь выплескивается эндорфин и мы испытываем эмоциональный подъём. Мы кушаем шоколад — получаем серотонин, — объясняет на примере Филатов и добавляет: — Первым делом, что мы делаем дальше, берём ещё одно шоколадное яйцо. Чтобы испытать эмоции заново.

Разработчик не видит в этом ничего плохого, поскольку обсуждаемая механика делает игры только интереснее. Загвоздка в другом.

— Именно проблема продажи лутбоксов за реальные деньги и смещение акцента с “интереса” на “азарт” обсуждается в ряде европейских стран, — пояснил в Филатов.

Эксперт говорит, что игр с лутбоксами становится очень много. Цифры, отражающей точное количество игр с “кейсами” и “сундуками”, нет, однако есть статистика, показывающая, что стремительно растут доходы от мобильных игр. В этом сегменте доминируют бесплатные проекты, которые монетизируются в том числе и за счёт лутбоксов. Так, например, в 2017 году “мобилки” заработали 50,4 миллиарда долларов, а годом ранее на 23,3% меньше. По словам Алексея, похожие проекты будут доминировать не только в России, как сейчас доминируют в Китае и Южной Корее, но и во всём мире. Поэтому рано или поздно наше государство всё равно обратит внимание на азартную механику.

— Одним из решений проблемы может стать опыт китайцев. Там законом требуется раскрывать математические вероятности выпадения игровых ценностей из лутбоксов. Это даёт информацию подготовленной части аудитории о шансах на “выигрыш”, а значит, и возможных затратах, — объяснил разработчик.

И он, судя по всему, совсем не против такого сценария. Разработчик считает вмешательство в игровую индустрию со стороны государства необходимой мерой.

— Хотя бы для ограничения вовлечения несовершеннолетних в азартные механики, — подытожил Филатов.

 

Источник Life.ru